Почему после обеда готов простить любого, но не себя самого?

а ты еще сладенького покушай