Можно ли считать таранку мощами рыбы? Или традиционные мощи как-то по другому вялятся?

конечно по другому их в соль не кладут!))))))))))

Блин ты че библию не читаешь? ! Вот темнота атеистическая! Мощами на Руси с 16века принято считать ВОБЛУ! А тараньку, - это на Украине !

можно и мумией назвать, лишь бы посвежей была

Нет. Но если тебе в ебальник засунуть её,то выявляется.

Йоахим Деант отправилась в Лурд 10 сентября. Переезд был очень тяжелым и для нее, и для ее соседей по купе, поскольку язва все время кровоточила, гноилась и издавала ужасный запах. Несколько раз она меняла бинты, и каждый раз при этом они отходили от тела с кусочками мертвой плоти. 13 сентября она, наконец, прибыла в Лурд, и ее поместили в бассейн. Перед этим она еще раз сменила бинты: «Мне потребовалось на это более часа. Вместе с бинтами отделились кусочки сгнившей кости и мяса, и все это осталось на полу» (Boissarie. 1933. P. 4). Первый прием ванн не дал результата. На следующее утро она опять пошла в бассейн и пробыла в воде 27 минут. Когда она вышла, ее спутник, Леони Дорваль, снял бинты и сказал: «Йоахим, твоя нога здорова! Язвы больше нет! » Йоахим ответила: «Благословенна Дева Мария Лурдская! Она действительно помогает людям! Она дала мне новую плоть и новую кожу! » (Boissarie. 1933. P. 5) Все, кто видел Деант до исцеления, были поражены. Доктор Буассари писал, что она вышла из воды «полностью исцеленная, на ноге не было ни следа язвы» (Boissarie. 1933. P. 3).
На следующий день Йоахим опять приняла ванну, и случилось еще одно чудо. Кроме язвы на ноге, у нее были деформированы бедро, колено и стопа. Бертрин так описывает случившееся: «Она и ее спутник увидели, как нога начала выпрямляться и выпрямлялась до тех пор, пока не стала прямой как стрелка на часах. Нога выпрямилась во всю длину без мышечного усилия, колено приняло нормальную форму. В бедре началось внутреннее движение, которое вызвало невыносимую боль. Йоахим потеряла сознание и Леони подумал, что она умирает. Но через некоторое время она пришла в себя и открыла глаза. Процесс лечения закончился. Боль ушла, а ее тело стало здоровым и гибким» (Bertrin. 1908. Pp. 105–106).